Заволжские выходные городских романтиков

С детства помню, как мама любила говорить, глядя с нашей набережной на правый берег Волги: «Не могу налюбоваться. Ты только посмотри, в каких местах мы живем! Куда там морским побережьям и модным курортам до наших волжских красот!»

И с тех самых детских лет во мне крепко засело чувство: все это — мое, бесконечно родное, неотделимое от меня и потрясающе красивое. Густая лесная зелень у кромки воды, холмистые дали до самого горизонта и бесконечное, прозрачное небо в пушистой пене облаков. И как же, черт возьми, приятно, что до всего этого великолепия — рукой подать.

Я и моя семья не принадлежим к числу тех аборигенов, которые десятками лет в теплый сезон живут за Волгой целыми «коммунами» с обустроенным бытом, собственными уставами и законами.

Мы выбрали другой формат — гораздо более легкий, но тоже приносящий невероятный кайф от этих маленьких путешествий. Словом, ЗаВолга осталась в моей памяти несколькими короткими, но очень яркими эпизодами.
Начало двухтысячных. Несколько выпускников третьего факультета Самарского (тогда еще аэрокосмического) университета 1994-1995 годов продолжают дружить семьями. Удивительно, но они до сих пор играют в своем СТЭМе «Аппендикс» и помогают ставить «студвесенние» спектакли. Таким творческим натурам по вкусу самые отчаянные авантюры, а уж просто перебраться на тот берег и заночевать в палатках — раз плюнуть.

Впервые мы рванули туда небольшим составом — мы с мужем Андреем (для своих Покрышкин), наши дети Роман и дочь Саша, и друзья — семья Чеботаревых ‒ Галка и тоже Андрей (для своих Доцент) с сыном Димкой.
Переправились через Волгу на пээске от Ладьи до пристани «Зеленая роща» - это почти напротив. Дальше — полная импровизация. Помню, как уже с первых шагов по тому берегу, оглянувшись на оставшийся за спиной город, чувствуешь ту самую свободу, к которой стремится житель мегаполиса в выходные.

Наугад пошли направо в поисках удобного местечка — чистого, по возможности тенистого, не очень «заселенного». И такие пятачки время от времени попадались, но душа как-то не лежала. Шли минут пятнадцать, пока путь нам не преградила небольшая протока, врезающаяся в берег. Рядом лежало старое поваленное дерево — огромное, с толстенным стволом и корявыми сухими ветками. На первый взгляд — место так себе. Но только на первый.

Устав идти по жаре и не видя смысла в дальнейших поисках, Галка вдруг громко и уверенно вскрикнула: «Я дальше не пойду!» - и демонстративно бросила на песок свою поклажу.

Как же мы были ей благодарны потом за этот импульсивный возглас, который и положил начало нашему туристическому лагерю. Уже через полчаса у него появилось название – «Бегемотник». И вот почему.
Палатки, котелок, нехитрое походное меню из консервов, тушенки, отварной картошечки в мундире, свежих овощей и сосисок, которые предполагалось жарить ночью на костре. А еще игрушки для детей и, конечно, гитара.

Расположились, перекусили и ‒ купаться. Мужики устроили заплыв по главному руслу реки, а мы с Галкой и малышней плюхнулись у бережка той самой протоки. Вода теплющая, для детей — самое то. Чистое небо, нежное солнце, свежий ветер, а перед глазами на том – теперь уже левом берегу – сияющий стеклом и металлом город. И впереди целые сутки вот этого восторга.

Для полного счастья захотелось улечься на дно мелководья - головой к бережку, ногами к волнам. Наверняка вам не раз попадались в каких-нибудь научно-популярных журналах или в Интернете кадры, где бегемоты, зайдя в воду до половины себя, мирно дремлют, подставив солнышку гладкие, мокрые спины. Мы в тот момент были просто живой инсталляцией на эту тему. «Это что за бегемотник?!» – шутя окликнули нас два Андрея. Так и приклеилось.
Время там течет неспешно. Как сама Волга. Подхватывает и уносит вниз по течению мысли, которые приходят в голову. На смену им приносит другие. Смотреть на мерцающую в ночи лунную дорожку, кажется, можно вечно. В такие минуты полностью улетучивается чувство вины перед собой и близкими за то, что вот так просто сидишь и бездельничаешь. И единственное твое занятие – это зарыть ноги в еще не остывший песок и наслаждаться видом Самары на том берегу. Совсем другое дело, если бы оказаться сейчас там – на стороне города. Совесть загрызла бы, ведь дома всегда ждет куча забот, задач, бытовых и рабочих вопросов… А здесь имеют значение только звездное небо, плеск волн и тихое сопение детских носов под мелодичный аккомпанемент гитары.
В следующий раз мы собрались туда уже через пару недель, только желающих поплескаться в «бегемотнике» оказалось больше - наши рассказы о чудном местечке и отлично проведенном там времени друзья решили проверить на правдивость лично. К первоначальному составу присоединились еще две семьи, лагерь разросся до шести палаток. Тот приезд запомнился страшным ураганом.

Он налетел неожиданно – вопреки прогнозам. Небо почернело в считанные минуты. Волга из голубой ленточки в искрах серебристых капель мгновенно превратилась в ужасающего монстра, готового проглотить все, что упадет в воду. Волны хлестали на берег, добираясь до палаток. Ветер рвал с натянутых между деревьями веревок полотенца. Молния рассекла небо, и первый раскат грома оглушил.

Под деревья – нельзя. На открытой площадке находиться просто жутко. Разбежались по палаткам. Вот это было по-настоящему страшно. Страшно так, что слов не подобрать.

Когда все закончилось, и мы осмелились выглянуть наружу, оказалось, что на одну из наших палаток упало дерево. К великому счастью в ней никто не прятался.